Расул Кудаев. Фото http://www.memo.ru/p/3202.html

26 декабря 2006, 18:44

Расул Кудаев. Дорога из Гуантанамо

Житель Кабардино-Балкарии Расул Кудаев в свои 28 лет перенес столько испытаний, что их хватило бы на несколько жизней. Он - один из тех, кто попал под колеса репрессивной машины государства, приведенной в действие в Кабардино-Балкарии после событий 13 октября 2005 года.

Расул Кудаев — бывший узник Гуантанамо. С 23 октября 2005 года содержался в СИЗО Нальчика по подозрению в причастности к вооруженному нападению на административные объекты в столице Кабардино-Балкарии. 23 декабря 2014 года Верховным судом Кабардино-Балкарии приговорен к пожизненному лишению свободы. Политзаключенный по версии ПЦ "Мемориал".

Расул Кудаев родился в поселке Хасанья близ Нальчика. Он рос послушным мальчиком, серьезно занимался спортом. Его мать, Фатима, рассказывает:

"Мы жили рядом с мечетью, и я устроилась туда работать техничкой. Постепенно стала молиться. Моему примеру последовали сыновья Арсен и Расул, хотя я их к этому не принуждала".

Весной 2001 года Расул, к тому времени уже чемпион республики по вольной борьбе среди юниоров, задумал поездку за рубеж для получения духовного образования. Он решил предпринять попытку добраться через Среднюю Азию в Пакистан в один из исламских центров. На территории Афганистана Расул Кудаев был схвачен боевиками Исламского Движения Узбекистана и заключен под стражу, как русский шпион. Его, как и остальных россиян, - а всего их на территории Афганистана оказалось семеро, - подвергали нечеловеческим пыткам, называя при этом "феэсбэшниками".

Однажды во время прогулки он попытался бежать, стража открыла по нему огонь. Одна из пуль попала в бедро и застряла в нем.

Позже узбеки передали российских пленников талибам, и они оказались в правительственной тюрьме в Кандагаре.

Осенью 2001 года на территории Афганистана началась военная операция Соединенных Штатов Америки против талибов. После интенсивных бомбежек заключенные Кандагарской тюрьмы остались без охраны, так как талибы бежали, и пленники вместе с беженцами пытались покинуть эту страну. Спасаясь от бомбежки, россияне вместе с толпой людей укрылись в каком-то подвале, который позже был разбомблен. Они уцелели лишь потому, что оказались под горой трупов.

Американцам россиян передали силы Северного альянса, воевавшего с талибами. Они снова оказались в лагере в Кандагаре, но уже американском. Теперь их подозревали в связи с террористами. Называли "талибами". Узников кормили скудной, недоброкачественной пищей, им приходилось спать прямо на земле. "С нас не снимали плотно застегнутые кандалы на ногах и наручники, которые терли до крови, избивали, открыто оскорбляли наши религиозные чувства", - рассказывали бывшие узники. Например, на глазах у заключенных рвали Коран и бросали его в отхожее место.

Через несколько месяцев заключенных самолетами отправили в американский лагерь для военнопленных на базе Гуантанамо. Там они жили в отдельных камерах, расположенных в металлических контейнерах. "Скудную еду давали несоленой, а постельное белье, посуду, соль получали только за хорошее поведение", - рассказывал Расул. Кроме того, на пленных испытывали новые лекарства, в результате чего у Расула Кудаева и других задержанных развились хронические болезни печени, желудка. Вдобавок ко всем остальным недугам, полученным в плену, пуля в бедре, полученная Расулом в Афганистане, окислялась, рана воспалялась и болела.

28 февраля 2004 года Расул Кудаев и остальные россияне были экстрадированы в Россию и помещены в Пятигорскую тюрьму "Белый лебедь". Выдвинутые против них Генеральной Прокуратурой РФ обвинения в незаконном пересечении государственной границы, наемничестве и организации преступного сообщества не нашли подтверждения и в июне того же года все семеро бывших узников Гуантанамо были освобождены из-под стражи.

Несмотря на это, в России бывших узников Гуантанамо подозревали в причастности к движению "Талибан", в связях с экстремистскими исламскими организациями, поэтому освобождение из американского плена и возвращение домой, не принесло им покоя. На родине их продолжали преследовать правоохранительные органы, неоднократно задерживая.

К примеру, 15 августа 2005 года, Расула похитили прямо из дома и вывезли в УБОП КБР. Но так как за его судьбой следят десятки правозащитных организаций в стране и за рубежом, от которых стали поступать звонки в правоохранительные органы КБР, он вскоре был освобожден.

Одна из таких организаций - Repriev(1) - подготовила и подала иск в защиту интересов бывших заключенных Гуантанамо, воспользовавшись тем, что в 2004 году Верховный суд США разрешил бывшим узникам Гуантанамо отстаивать свои права в суде. Интересы Расула Кудаева в международном суде против правительства США будут представлять два адвоката: Александра Зернова (Великобритания) и Клайв Стэффорд Смит (США).

В телефонной беседе с автором статьи Александра Зернова сказала: "Расул Кудаев является одним из основных свидетелей по этому делу. Это иск века, - как суд на Саддамом Хусейном".

Но состоится ли участие Расула в этом процессе века — неизвестно, так как Расул Кудаев снова арестован. Он обвиняется в участии в событиях 13 октября в Нальчике. Его задержали 23 октября 2005 года - спустя 10 дней после нападения на силовые структуры Кабардино-Балкарии.

О подробностях его задержания "Кавказскому узлу" рассказала мать Расула Кудаева Фатима Гитчеевна:

"13 октября, когда в Нальчике произошло нападение на силовые структуры, Расул лежал дома, как обычно. Будучи сильным и здоровым, он вернулся из Гуантанамо инвалидом. Расул страдает аритмией сердца, пиелонефритом, хроническим гепатитом, язвой желудка, хроническим бронхитом, его беспокоит пуля в бедре , у него постоянные головные боли.

Все проведенное дома время после освобождения, Расул находился на постельном режиме. Я пыталась поддерживать его здоровье настолько, насколько могла. Мой сын был лишен возможности получить квалифицированную медицинскую помощь из-за того, что у него не было паспорта после возвращения из Гуантанамо. Российские власти отказывали в выдаче ему паспорта.

...Не подозревая ничего о том, что происходит в Нальчике, я ушла на работу, а сыновья остались дома. Увидев меня, мои сослуживцы очень удивились и спросили, почему я не дома со своими сыновьями, рассказав, что происходит в городе. Мое руководство знало, что моя семья преследуется правоохранительными органами, и разрешило мне вернуться домой к сыновьям, освободив на тот день от работы.

Когда я вернулась домой, (а отсутствовала я всего около получаса), оба сына были дома и ничего о происходящем в городе не знали. Обо всем сообщила им я, после чего мы включили телевизор, чтобы узнать о происходящих событиях.

21 октября к нам приехала милиция и потребовала написать объяснительные, где находились мои сыновья 13 октября. Мы написали.

А 23 октября в наш дом ворвались человек 20-25 в камуфляжной форме и масках, вооруженные автоматами, снайперскими винтовками, пулеметами, а также люди в штатском, некоторые из них были в нетрезвом состоянии. Они окружили дом с криками "стоять", "не двигаться".

Я стала звать на помощь соседей. На мой крик из дома вышел, с трудом передвигаясь, мой сын Кудаев Расул. К нему тут же подбежал один из сотрудников УБОП МВД КБР Кяров Р., который ранее, а именно 15 августа 2005 года похищал Расула, схватил его за руку и стал кричать, чтобы на него надели наручники.

Я потребовала санкции на арест Расула, но у них ее не было. Постановление о проведении обыска в доме не было подписано судьей. Все действия, происходящие у меня во дворе, и в доме были проведены с явными и грубыми нарушениями закона. Но от сильного нервного расстройства, шока и растерянности, я ничего не понимала на тот момент.

Когда Расула уводили, его сзади грубо подталкивали прикладом автомата, пинали ногами. Он шел еле—еле, а его поторапливали, кричали, подталкивали, чтобы он шел быстрее.

На момент задержания Расула старший сын был на работе. Улучшив момент, я ему позвонила и попросила его срочно прийти домой. Так как он работал недалеко, минут через 10 он уже был дома. Его обыскали и поставили рядом с Расулом к машине.

В это время в доме шел обыск. Обыскивающие перевернули дом верх дном. Я попросила соседей, которые были приглашены как понятые, следить за тем, чтобы обыскивающие не подбросили в дом оружие, так как они часто такое практикуют.

Расула увезли в 14.00 часов. В связи с тем, что Расул постоянно принимает жизненно необходимые лекарства, которых у него с собой не было, я схватила лекарства и поехала следом за ним в УБОП.

Я простояла до 17.30 вечера у ворот УБОПа, (Управление по борьбе с организованной преступностью, - прим. редакции "Кавказского узла") периодически прося о передаче лекарств, в чем мне отказывали в грубой форме. Около 17.30 из здания УБОПа выбежал сотрудник и взял у меня лекарства, при этом мне показалось, что он был напуган. Отдавая ему лекарства, я спросила о здоровье Расула, но он мне не ответил. Я спросила можно ли передать Расулу теплую одежду, так как у него кровообращение плохое, и он постоянно мерзнет, на что он сказал: "да". Я быстро поехала домой, собрала теплую одежду и вернулась к зданию УБОП.

Оказывается, пока я ездила за одеждой, к Расулу вызывали службу "Скорой медицинской помощи", так как в результате избиения он потерял сознание. Я полагаю, что мне было позволено привезти одежду лишь потому, чтобы я не стала свидетелем приезда машины "Скорой помощи", и не узнала, что Расула били, пытали до потери сознания. Об этом я узнала позже от родственницы, которая работает на станции "Скорой помощи". Когда я обратилась в службу "Скорой помощи" с просьбой выдать мне справку о вызове их к моему сыну, они отказались, сославшись на то, что прокуратура запретила выдавать какие-либо справки, касающиеся событий 13 октября. Но при этом мне дали прочитать заключение о состоянии пациента Расула Кудаева, где было написано, что в момент приезда "Скорой" "он лежал на полу и не подавал признаков жизни".

С 2001 года, с того времени, как стало известно, что мой сын Расул Кудаев оказался на Кубе, на базе Гуантанамо, моя семья не знала ни одного спокойного дня. За нами установлена постоянная слежка, сопровождение, прослушивание телефонных разговоров, обыски в доме, допросы Преследуют не только мою семью, но и родственников, которые с нами общаются. Из-за этого мы на сегодняшний день вынуждены прекратить всякое общение с родными и соседями, и жить в полной изоляции".

Спустя два дня после задержания Расулу Кудаеву был предоставлен адвокат. Им оказалась член Кабардино-Балкарской коллегии адвокатов Ирина Комиссарова, которая рассказала следующее:

"Когда я пришла в СИЗО, чтобы поговорить с Расулом, ко мне его принесли двое сотрудников СИЗО, так как самостоятельно передвигаться он не мог. Расул не мог поднять голову, на правой стороне лица была большая гематома, глаз залит кровью, голова ненормальной формы и размера, правая нога перебита, открытые раны на кистях рук".

Адвокат обратилась в прокуратуру КБР с жалобой на применение к подследственному недозволенных методов ведения следствия. Ее пригласили в прокуратуру для беседы и, оформив беседу как допрос свидетеля, отстранили излишне принципиального адвоката от защиты Расула Кудаева. Подобным образом были отстранены от защиты обвиняемых в участии в событиях 13 октября 2005 г. адвокаты Лариса Дорогова и Инна Голицына. Адвокаты обратились в суд. Суд, признав незаконность допроса адвокатов в качестве свидетелей, тем не менее, оставил в силе постановление об их отстранении.

11 ноября 2005 года бывший заместитель генерального прокурора РФ Николай Шепель на пресс-конференции в Нальчике подтвердил, что среди арестованных по делу о нападении боевиков на Нальчик 13 октября 2005 г. есть бывший заключенный тюрьмы Гуантанамо Расул Кудаев.

"У нас есть доказательства его виновности. Это — частичное признание его самого, а также пятерых свидетелей, сообщивших о том, что он не только был в составе группы, планировавшей нападение на санаторий МВД и президентскую дачу, но и являлся лидером этой группы", — сказал Шепель.

Лондонский адвокат Расула Александра Зернова опровергает слова бывшего заместителя прокурора:

"Я 13 октября 2005 года раз десять звонила Расулу. Он все время был дома. Да и как бы этот тяжелобольной, едва передвигающийся человек мог кем-то командовать?

Расул Кудаев им нужен, чтобы придать событиям 13 октября масштабность, связь с международным терроризмом. Для этого он очень подходящая фигура из-за того, что был на Гуантанамо. Тут тебе и "Талибан", тут тебе и Бен Ладен.

С Расула Кудаева сняли все обвинения, в том числе и в Российской Федерации. Но при этом из него продолжают изображать "террориста № 1". Такое впечатление, что российские власти просто хотят показать, как эффективно они ведут борьбу с терроризмом. Непонятно другое, - почему они до сих пор не доказали его вину?"

Из письма Расула Кудаева, переданное родным из СИЗО Нальчика в марте 2005 года:

"Здоровье, по прежнему, не ахти. Боли в пояснице, почки, видимо, застудил, постоянно ноют. Печень сильно болит, на УЗИ сказали, что какие-то белые шишки, несколько штук. Названия болезни не знают. В бронхах воспалительный процесс из-за нахождения в холодной, сырой камере. Не могу наступать на правую ногу.

Все время лежу. Но постоянно лежать тоже не могу, поэтому сижу на полу на тапочках".

После того, как в руки журналистов и правозащитников попали фотографии задержанных после 13 октября 2005 г. со следами пыток, среди которых было и фото Расула, его навестили в СИЗО полномочный представитель президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак и президент КБР Арсен Каноков.

Из письма Расула Кудаева:

"Вчера ко мне приходили Козак и Каноков. Они интересовались, как меня взяли, что говорили, спрашивали обо всем детально. Я рассказал все, как есть, что меня забрали без всяких на то оснований, что я не виноват. Каноков слушал, как меня пытали, и у него от злости на шее вздулись вены. Но я, конечно, не смог им обо всем детально рассказать... Короче, они воочию убедились, какой беспредел творится. Каноков отсюда ушел очень злым. По лицу видно, что он неплохой человек. А по лицу Козака видно, что он человек справедливый. А что у них внутри, знает один Аллах".

Однако визит высоких гостей не изменил судьбу Расула Кудаева в лучшую сторону. Скорее наоборот. Вскоре после этого, его вывезли из Нальчикского СИЗО в Пятигорск, причем его родных об этом не известили. Два месяца мать не знала, где Расул, и что с ним.
 
28 декабря 2005 года мать Расула Кудаева при содействии международной организации "Правовая инициатива в России" обратилась в Европейский суд по правам человека по поводу нарушений прав сына: его незаконного ареста, применения к нему пыток, лишения его юридической защиты, возможности получения жизненно необходимых медицинских препаратов.

Но рассмотрение жалоб в Европейском суде — процесс, как известно, долгий, и пока Расул Кудаев пытается отстоять свои права в российских судах.

Так, например, 9 октября 2006 года Нальчикский городской суд рассмотрел жалобу Расула Кудаева на постановление прокуратуры Нальчика об отказе в возбуждении уголовного дела о применении к нему физической силы сотрудниками правоохранительных органов, и вернул ее в прокуратуру Нальчика для проведения дополнительного расследования.

В жалобе Расула Кудаева говорится о том, что 28 октября 2005 года он был вывезен из СИЗО в незнакомое ему правоохранительное учреждение, где к нему было применено физическое насилие. При этом ему на голову был надет черный полиэтиленовый пакет. В незнакомом ему здании трое неизвестных ему лиц от него стали требовать, чтобы он признался в нападении на Нальчик и выдал информацию "о местах хранения оружия, приверженцев радикального ислама". На его отказ выполнить требования, его стали избивать руками, ногами. После этого его завели в спортзал, расположенный на третьем этаже того же здания, где его подвесили на турник наручниками и продолжили избиение, нанося удары палками по туловищу, от которых он потерял сознание.

К жалобе были приложены два заключения судебно-медицинской экспертизы, согласно которым у Кудаева имеются "ссадины лица и крыла подвздошной кости справа; кровоподтеки лица, конечностей, грудной клетки, ягодичных областей, ушибы мягких тканей, головы. Описанные повреждения образованы от действия твердых тупых предметов".

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела прокуратуры Нальчика говорится, что никто Расула Кудаева не бил, а "телесные повреждения ... могли быть образованы при его задержании, что в соответствии с ФЗ "О милиции" является правомерным применением".

12 октября 2006 года заключенный Нальчикского СИЗО Расул Кудаев в очередной раз обратился к Прокурору республики по факту применения к нему мер физического воздействия сотрудниками конвойной службы 11 октября этого года.

В заявлении, в частности, говорится:

"11 октября 2006 года меня вывезли из СИЗО-1 г. Нальчика в Верховный суд КБР для продления срока содержания под стражей. Когда конвой принимал меня из СИЗО, был произведен тщательный обыск, меня раздели догола. При этом конвой обращался со мной очень грубо. В наручниках за спиной меня привезли в здание Верховного суда...

Во время перерыва, когда суд удалился на совещание, я опустил голову на руки, так как я болен, и мне трудно сидеть ровно. К тому же во время перерыва я могу находиться в зале суда в свободном положении. Конвоир подошел и стал мою голову грубо толкать, при этом угрожал мне физической расправой, выражаясь нецензурно.

Когда закончился суд и участники суда удалились, на мне застегнули наручники за спиной, при этом очень туго их затянули. Как только я вышел из зала суда меня начали бить по голове, кричать, оскорблять. Когда меня вели в отстойник, меня били по телу, толкали из стороны в сторону, чтобы я ударялся об стены. Перед дверями отстойника меня ударили головой об угол дверного проема, от удара я потерялравновесие и упал на пол. Все, кто находился в этот момент в отстойнике, слышали, как я кричал, когда меня били".

В своей жалобе Расул Кудаев просит Прокурора КБР разобраться с изложенными им фактами и принять меры прокурорского реагирования.

К жалобе приложен акт медицинского освидетельствования от 12.10.2006 года из которого следует, что "Кудаев Р.В. прибыл в СИЗО со следующими телесными повреждениями: подкожные гематомы в областях спины, теменной части головы, груди".

На жалобу Кудаева Расула Прокурору республики об избиении его конвоем, ответила прокуратура Нальчика:

"Настоящим уведомляем Вас о том, что постановлением от 30.10.2006 г. в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ в отношении сотрудников конвойной службы МВД КБР отказано в связи с отсутствием в их действиях состава преступления".

*   *   *

После событий 13 октября 2005 г. правоохранительными органами КБР были задержаны более двух тысяч молодых жителей Кабардино-Балкарии. Из них семидесяти одному было предъявлено обвинение в терроризме и других тяжких преступлениях в связи с мятежом 13 октября. В сентябре 2006 года двенадцать человек, объявленных ранее террористами, были амнистированы. Ни один из них не вышел на свободу целым и невредимым — у одного выбиты все зубы, у другого сломана нога, у третьего - ребра, и. т. д.

Известен случай, когда задержанный по событиям 13 октября выбросился из окна помещения, где его допрашивали, и погиб. Система насилия нещадно перемалывает в своих жерновах каждого, кто туда попадает. Вместо кропотливой профессиональной работы по сбору доказательств вины каждого подозреваемого, в ход идет упрощенная процедура их добывания - т.е. пытки, в результате чего задержанные зачастую оговаривают себя и других. Такие методы ведения следствия приводят к тому, что обвинения в судах лопаются, - так, как это было при рассмотрении Верховным судом КБР дела о нападении на Госнаркоконтроль, в ходе которого присяжными были оправданы двое подсудимых.

Не секрет, что события 13 октября 2005 года стали результатом длительного преследования мусульман Кабардино-Балкарии, незаконных задержаний, избиений их милицией - то есть массовых нарушений прав человека, провозглашенных Конституцией РФ и нормами международного права.

А главное - репрессивная правоохранительная система не только не способствует предотвращению исламского или какого-либо иного экстремизма, а, напротив, порождает его.

Судьба Расула Кудаева примечательна еще тем, что он испытал ужасы не только российских застенок, но также афганских и американских. Карательные системы этих стран мало чем отличаются друг от друга. И основное сходство в том, что к задержанному относятся как к преступнику задолго до того, как суд выносит обвинительный приговор.

26 декабря 2006 года

Примечание

(1)  Британская юридическая  благотворительная организация, которая занимается защитой прав бывших заключенных Гуантанамо-Бей.

Автор: Луиза Оразаева, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2016, 22:46

27 мая 2016, 22:15

27 мая 2016, 21:49

27 мая 2016, 21:47

  • Уроженец Дагестана подал в суд на Burger King

    Иск к компании "Бургер Рус" с требованием о моральной компенсации направил в суд Москвы уроженец Дагестана Гаджи Гусниев. Реклама сети ресторанов Burger King “нарушает этические, культурные, религиозные устои”, отмечается в иске.

27 мая 2016, 21:25

Архив новостей
Все SMS-новости