Сурен Газарян на протестном митинге в Чистяковской роще Краснодара 12 июня 2012 г. Фото Никиты Серебрянникова для "Кавказского узла"

22 июня 2012, 01:15

Газарян: суд по делу о заборе "дачи Ткачева" проходил в экстремальных условиях

Общественность изначально понимала, что суд вынесет обвинительный приговор экологам по делу о повреждении забора вокруг так называемой дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, было лишь неизвестно, будет это условное или реальное наказание, считает один из подсудимых Сурен Газарян. Эколог уверен, что решение об условном сроке связано с общественным резонансом этого дела.

Как сообщал "Кавказский узел", 20 июня судья Туапсинского районного суда Галина Авджи приговорила активистов общественной организации "Экологическая вахта по Северному Кавказу" - старшего научного сотрудника Института экологии и горных территорий Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук, кандидата биологических наук Сурена Газаряна и главного геолога ООО "Черноморское управление берегозащитных и противооползневых работ" Евгения Витишко - к трем годам лишения свободы условно за повреждение забора вокруг так называемой дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

Сразу после оглашения приговора эколог Сурен Газарян рассказал корреспонденту "Кавказского узла" об "экстремальном" прохождении судебного процесса, прогнозируемости приговора и планах по его обжалованию.

Судебный процесс проходил под пристальным вниманием общественности. На всех заседаниях в зале суда присутствовали коллеги и друзья обвиняемых, активисты "Эковахты", члены партии "Яблоко", местные гражданские активисты из разных районов Краснодарского края, журналисты.

При этом судья запретил проведение видеосъемки заседаний, более того, при входе в здание суда приставы изымали у пришедших на процесс фото- и видеоаппаратуру. Однако самому Сурену Газаряну, а также некоторым слушателям периодически удавалось вести трансляцию из зала суда в своих микроблогах в Twitter.

Трехтомное уголовное дело (примерно по 200 листов в каждом) было рассмотрено по существу судом за два дня. При этом после двух переносов даты судебных заседаний и уведомлении суда о невозможности адвокатов Сурена Газаряна участвовать в процессе как минимум до 20 июня, суд начал слушать дело 18 июня, отказав в удовлетворении ходатайства о переносе заседания, назначив дежурного адвоката и не приняв заявленный Газаряном отвод назначенному защитнику.

Судебное заседание 18 июня, начавшись в 10.00, продолжалось на протяжении всего рабочего дня, на нем были допрошены представитель потерпевшего - ООО "Капитель-2" - Александр Сороко и четыре свидетеля. При этом суд отклонил порядка пяти ходатайств защиты и подсудимых.

Судебный процесс продолжился с 10.00 следующего дня, 19 июня. В этот день суд допросил оставшихся свидетелей по делу и подсудимых, после чего, отклонив заявление защиты о готовности в случае перерыва в слушаниях предоставить в суд своих свидетелей, сразу же перешел к прениям сторон, на чем настаивало гособвинение.

Подсудимые просили суд предоставить время на подготовку к прениям - хотя бы ближайшую ночь, однако суд предоставил на эти цели 30 минут, несмотря на окончание рабочего дня. В прениях гособвинение просило назначить подсудимым по три года условного срока с ночным ограничением передвижений. Обвиняемые в своих выступлениях заявили, что виновными себя не считают, а все уголовное дело сфабриковано и связано с их активной деятельностью по защите экологии и прав граждан. Прения завершились после 20.00 мск.

20 июня в 17.00 мск судья Галина Авджи огласила приговор Сурену Газаряну и Евгению Витишко, в котором поддержала гособвинение. В зале судебного заседания в этот день присутствовали около 20 человек. После оглашения приговора многие из слушателей скандировали "Позор!". 

"Нанесли надписи "Саня вор", "Это наш лес", "Партия воров" и изображения медведя"

По мнению суда, Газарян и Витишко "совершили умышленное повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, совершенное из хулиганских побуждений". Согласно приговору, "Газарян С.В. и Витишко Е.Г., вступив между собой и неустановленными лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, в предварительный преступный сговор, направленный на умышленное повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений, 13 ноября 2011 года около 17 часов прибыли в лесной массив на территории выделов №10, 11 и 12 квартала №139-А Лермонтовского участкового лесничества Джубгского лесничества".

"Реализуя совместный преступный умысел, Газарян С.В. и Витишко Е.Г. в группе с неустановленными лицами подошли к металлическому ограждению, принадлежащему ООО фирма "Капитель-2", где в период с 17 часов 00 минут до 17 часов 30 минут, с использованием заранее специально принесенных с собой аэрозольных баллончиков с красящим веществом черного цвета, действуя согласовано из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу и демонстрируя пренебрежение к общепринятым нормам, умышленно нанесли на оборотную поверхность металлического ограждения надписи: "Саня вор", "Жаба", "Это наш лес", "Это наша земля", "Партия воров", десять трафаретных изображений медведя с надписью "Хватит", а также нанесли на лицевую поверхность указанного металлического ограждения надписи: "Ткачев, уходи!", "Жулик и Вор", "Хватит VIP Дач!", отогнув при этом две секции металлического ограждения, деформировав тем самым ограду", - сказано в приговоре.

При этом суд согласился с мнением гособвинения о том, что в результате умышленных и согласованных действий Газаряна, Витишко и "неустановленных лиц" было повреждено имущество "Капители-2" на общую сумму 119 804 рубля, "что повлекло причинение значительного ущерба потерпевшему".

Представленное стороной защиты в качестве доказательства, опровергающего сумму ущерба, вмененного подсудимым, заключение специалиста № 056/04/12 от 20 апреля 2012 года, согласно которому площадь повреждений составляет 24,2 кв. метров, а стоимость восстановительного ремонта - всего 865,82 рубля, суд счел "необъективным".

"Данное заключение выполнено экспертом, являющимся ИП, по заказу подсудимого Газаряна СВ., им же оплачена экспертиза, что уже само по себе вызывает сомнение в объективности заключения, - заявила судья Галина Авджи. - Экспертиза проводилась уже после устранения повреждений в апреле 2012 года и указанная стоимость ремонта явно несоразмерна тем повреждениям, которые установлены как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании".

"Суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного"

Сами подсудимые не признают себя виновными и уверены, что дело носит исключительно политический характер. Однако государственный обвинитель Евгений Пилипенко, поддерживая обвинение, просил квалифицировать действия подсудимых по ч.2 ст.167 УК РФ.

"Суд согласен с такой квалификацией и считает, что действия Газаряна С.В. и Витишко Е.Г. подлежат квалификации по ч.2 ст.167 УК РФ как умышленное повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, совершенное из хулиганских побуждений, - говорится в приговоре. - Доводы подсудимых в той части, что у них не было умысла на совершение действий их хулиганских побуждений, а их действия связаны были с защитой законных прав граждан, которым возведением забора был ограничен доступ в места лесного фонда, а также тем, что лично ими повреждений не наносилось, суд находит несостоятельными".

В приговоре отмечается, что при назначении наказания Газаряну и Витишко судья учитывала "характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности подсудимых, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей".

Вменяемое подсудимым преступление судом оценено как "средней тяжести". "Оценивая личность подсудимых, суд учитывает, что Газарян С.В. и Витишко Е.Г. ранее не судимы и впервые привлечены к уголовной ответственности, характеризуются положительно, - отмечается в приговоре. - В качестве обстоятельства, смягчающего наказание каждому из подсудимых, суд признает наличие на иждивении несовершеннолетних детей. Обстоятельством, отягчающим наказание каждому, суд признает совершение преступление в составе группы лиц по предварительному сговору".

В результате каждому из обвиняемых назначено наказание в виде трех лет лишения свободы, при этом суд постановил "наказание считать условным и не приводить приговор в исполнение", если подсудимые в течение двух лет испытательного срока "докажут свое исправление". Также на Газаряна и Витишко судом возложены дополнительные обязанности, в соответствии с которыми они в течение испытательного срока не имеют права менять место жительства без уведомления специализированного органа, а также покидать место своего проживания в ночное время - с 23.00 до 6.00 мск.

"Условный срок - "поводок" на время подготовки и проведения Олимпиады"

Экологи Сурен Газарян и Евгений Витишко, как и их защита, называют обвинительный приговор вполне прогнозируемым и видят за ним исключительно политические мотивы.

"Суд вынес практически в точности тот приговор, о котором накануне попросил прокурор. То есть судья сама не пыталась как-то вникнуть в дело, а полностью доверилась обвинению, - прокомментировал корреспонденту "Кавказского узла" Сурен Газарян сразу после оглашения приговора. - Никто не сомневался в том, что приговор будет обвинительным. Было только неясно, будет это условный срок или же реальный".

По мнению эколога, назначить им с Витишко реальный срок суд "не осмелился" в связи с большим общественным резонансом дела. "Они знали, что это может обернуться серьезными последствиями. В суд поступило очень много писем в нашу поддержку, однако к материалам дела они почему-то так и не были приобщены, - отметил он. - Думаю, они понимали, что если нас за такое посадят, то это может закончиться какими-то слишком серьезными акциями, например, бойкотом Олимпиады в Сочи. Поэтому и решили держать нас на поводке условного срока".

При этом Газарян подчеркнул, что сам судебный процесс проходил "в экстремальных условиях". "Мой адвокат Виктор Дутлов не мог участвовать в процессе на протяжении нескольких дней, и судья об этом знала. Когда он уезжал, он предоставил суду соответствующие документы и предупредил, что до 20 июня его не будет, - рассказал Газарян. - Тем не менее судебное заседание было назначено на 18 июня и мое ходатайство о переносе слушания (поскольку мой второй адвокат Виолетта Волкова также была занята) судья отклонила, назначив мне дежурного адвоката. При этом дежурным адвокатом удивительным образом оказался Олег Кучубин, который участвовал в деле во время следствия и потому уже был знаком с ним. В связи с этим у нас даже не было тех пяти дней, которые по закону положены адвокату для ознакомления с материалами дела".

Сурен Газарян отметил, что ему "в буквальном смысле навязали адвоката, и сразу же начался судебный процесс, к чему, конечно, никто не был готов".

"По сути, у нас был только один адвокат - защитник Витишко, потому, конечно, самим приходилось активно защищаться. Это было тяжело и, в общем-то, бессмысленно в тех условиях, в которых велся процесс", - констатировал Газарян, отметив, что "судом не был уведомлен ни один свидетель защиты, поэтому они просто не успели приехать". "Когда же мы на второй день оповестили людей, судья сказала, что ждать свидетелей мы не будем и сразу переходим к прениям", - добавил он.

В связи с тем, что судебные заседания проходили на протяжении двух дней подряд с 10 утра до позднего вечера с часовым перерывом на обед, сторона защиты не смогла подать письменных ходатайств.

"У нас просто не было возможности их подготовить в связи с таким вариантом ведения процесса. Поэтому все ходатайства заявлялись без подготовки и устно. Всего их было порядка тридцати, однако из существенных суд удовлетворил лишь одно ходатайство - о приобщении к материалам дела экспертизы, проведенной независимым экспертом. Хотя было ясно, что этот документ никак не мог повлиять на исход дела, а в приговоре судья даже подчеркнула, что к этой экспертизе суд относится критически, - отмечает Газарян. - Трудно назвать это судом. Это не правосудие, это просто инсценировка была".

"Непонятно, как надписи на заборе могли повлиять на его функциональность"

С мнением Газаряна согласен и второй подсудимый по этому уголовному делу - Евгений Витишко. Он также считает, что условный срок - не столько способ наказания, сколько управления и контроля: теперь экологи не могут находиться вне своих домов с 23.00 по 6.00 мск, а любое нарушение общественного порядка, чем может быть признано участие в любой общественной акции, грозит им уже реальным сроком.

Кроме того, Евгений Витишко отмечает, что лично он надписей на забор и вовсе не наносил, а только проводил съемку и открепил секцию забора для того, чтобы пройти внутрь и провести экологическую инспекцию вырубки деревьев, занесенных в Красную книгу. При этом Сурен Газарян, как отмечают оба подсудимых, нанес лишь одну надпись - "Это наш лес".

Адвокат Марина Дубровина, представляющая в этом процессе по инициативе Межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" интересы Евгения Витишко, считает, что суд не учитывал мнение защиты и даже не отразил в приговоре выступления в прениях и приведенные адвокатами аргументы.

По ее мнению, при рассмотрении дела был допущен и ряд других нарушений, а в показаниях свидетелей много странностей и противоречий.

"В частности, ключевой свидетель Черный опознал Витишко по тонким губам и морщинистому лицу, а Газаряна по выпирающим зубам и выдвинутой вперед челюсти. Это при том, что он находился на расстоянии 200 метров, - отмечает адвокат. - Этот же свидетель утверждает, что с баллончиками он видел только девушек, то есть надписи наносили они. В руках у Витишко он видел шуруповерт, которым мужчины открутили секцию ограждения. На мое уточнение, видел ли он баллончики с краской в руках у подсудимых, Черный ответил отрицательно".

По словам Марины Дубровиной, сторона защиты приобщила к материалам дела и огласила в судебном заседании многочисленные обращения общественной организации "Экологическая вахта по Северному Кавказу" о незаконной установке данного забора, "ограничивающего право каждого гражданина России на доступ к лесным ресурсам" и незаконной вырубке деревьев, занесенных в Красную книгу, в результате установки этого забора. Адвокат напоминает, что из прокуратуры Краснодарского края экологами был получен ответ о том, что доводы об ограничении доступа к лесным и водным ресурсам не нашли своего подтверждения, а в департаменте лесного хозяйства края утверждали, что указанный в обращении участок "открыт с обеих сторон".

"Ни одна из этих структур не увидела этого забора. Получается, что Витишко и Газарян открутили и отогнули для прохода внутрь несуществующую секцию несуществующего забора, - говорит Дубровина. - Но и эти доводы не нашли своего отражения в приговоре".

Комментируя уголовное дело, Марина Дубровина также заявила, что само обвинение является абсурдным. "Газаряну и Витишко вменяется, что они испортили эстетические и функциональные свойства ограждения, расположенного в лесу. Если "эстетика" забора и пострадала от надписей, которые наносили, в общем-то, другие люди, то каким образом пострадала функциональность - непонятно. От наличия на нем надписей забор никак не мог потерять функцию ограждения, - говорит она. - Ущерб же от откручивания секции не установлен материалами дела, не посчитан ни потерпевшим, ни экспертом, соответственно, его нет, то есть, в действиях подсудимых нет состава преступления".

Подсудимые и их защита намерены обжаловать приговор Туапсинского районного суда. На это у них есть срок до конца этого месяца. Скорее всего, кассационные жалобы будут поданы на следующей неделе, поскольку суд еще не изготовил протокол судебного заседания. Его сторона защиты и подсудимые смогут получить лишь в понедельник, 25 июня.

Автор: Наталья Дорохина; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 июня 2016, 20:20

25 июня 2016, 19:24

25 июня 2016, 18:06

25 июня 2016, 16:58

25 июня 2016, 16:06

Архив новостей
Все SMS-новости