19 февраля 2014, 01:18

Журналист "Кавказской политики" признан виновным в участии в экстремистской организации

Мировой суд 406-го судебного участка Нижегородского района Москвы признал виновным в участии в запрещенной на территории России экстремистской организации "Хизб ут-Тахрир" обозревателя издания "Кавказская политика" Рустама Джалилова. Сам журналист своей вины не признает и считает уголовное преследование в отношении себя сфабрикованным, передает корреспондент "Кавказского узла".

В обвинительном заключении, оглашенном судом 14 февраля, Джалилов признан виновным по ч.2 ст.282.2 УК РФ (участие в деятельности экстремистской организации. – Прим. "Кавказского узла") и приговорен к взысканию в пользу государства штрафа в размере 130 тысяч рублей.

Напомним, в ноябре 2012 года в московском регионе было задержано около семидесяти человек (в том числе Рустам Джалилов), подозреваемых в участии в организации "Хизб ут-Тахрир", деятельность которой запрещена на территории России. Около пятидесяти из них были отпущены в день задержания. До двадцати человек оставались в отделах полиции в течение двух суток.

Обвинения задержанным были предъявлены в попытке свержения конституционного строя. В отдельные производства были выделены дела об организации экстремистского сообщества и участия в нем.

По данным правозащитного центра "Мемориал", на 17 февраля по делу о попытке свержения конституционного строя проходили четверо из числа задержанных в ноябре 2012 года, находящиеся под арестом в СИЗО Лефортово, – это уроженцы Дагестана Сайпулла Курбанов и Шамиль Исмаилов, уроженцы Средней Азии Закриллохон Рахмонходжаев и Азизбек Инамов. По выделенным в отдельные производства делам, находящимся сейчас в судах, проходят шесть человек: уроженец Чечни Шамхан Касумов, уроженцы Дагестана Арсен Алиев и Бахтияр Атабаев, уроженцы Ингушетии Мурад и Тимур Мальсаговы, уроженец Таджикистана Шавкат Жураев. Один человек, уроженец Чечни Тахир Агжигириев находится в розыске. На 17 февраля осуждено семь человек.

Прокуратура: обвиняемый был осведомлен об участии в запрещенной организации

Обвинение настаивало на том, что заявление подсудимого о его непричастности к организации "Хизб ут-Тахрир" опровергается показаниями свидетелей, сотрудников ФСБ, которые пояснили, что работают в отделе, занимающемся экстремистскими организациями, и на основании поступившей к ним информации о деятельности "Хизб ут-Тахрир", в отношении которой вступило в силу решение суда Российской Федерации, было выявлено участие в ней гражданина Джалилова, неоднократно посещавшего мероприятия этой партии.

Обвинение напомнило, что целью "Хизб ут-Тахрир" является установление исламского халифата на территории российского государства, "в основном на территории с мусульманским населением".

"Свидетели показали, что Джалилов осуществлял денежные взносы в эту организацию, принимал участие в собраниях, тем самым реализуя злой умысел по мотиву неприятия существующего на территории России конституционного строя", - говорится в обвинительном заключении.

Несмотря на то, что экспертиза видеоматериала не установила наличие на кадрах Джалилова, из доказательной базы материалы исключены не были. "Из просмотренных видеоматериалов видно, хотя эксперт нам не дал точного заключения, что это Джалилов, а сообщил, что не представляется возможным сообщить личность на видео, я полагаю, что на видео изображен Джалилов по характерным особенностям голоса. Из допроса эксперта следует, что данная организация относится к экстремистской, которая пропагандирует любые способы установления халифата, вплоть до военных и террористических действий", - заявил в прениях прокурор.

"С учетом небольшой степени тяжести, учитывая, что ранее Джалилов не привлекался к уголовной ответственности, не судим, на иждивении у него двое несовершеннолетних детей, на основании изложенного прошу признать Джалилова виновным и назначить наказание в виде штрафа в размере 150 тысяч рублей", - заключил прокурор на прениях сторон.

Джалилов: суд огласил приговор, вынесенный прокуратурой

Защита Джалилова утверждает, что обвинение построено на показаниях свидетелей, явку которых суд отказался обеспечить, тем самым, грубо нарушив право подсудимого на защиту.

В статье 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" в ч.3 п."d" говорится, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

"Один из свидетелей, показывающих на меня фантастические вещи, гражданин Таджикистана, осужденный за хранение боеприпасов, уже третий месяц, якобы с температурой, лежит в СИЗО или где-то в Смоленске, на зоне, и его никак не могут доставить. А еще двое, которые сами были обвиняемыми, якобы уехали лечиться за границу, а на вопрос - кто разрешил уехать подследственным? - суд не ответил. Однако, зачитывая показания свидетелей, несмотря на то, что невызов в суд свидетеля – это нарушение прав подследственного и является исключительной мерой", - рассказал Рустам Джалилов корреспонденту "Кавказского узла".

"С подачи прокурора суд пошел на прямое нарушение моих прав как подследственного. Есть и международная практика, где отказ от допроса свидетеля, показывающего на чью-то виновность, превращает право подсудимого на защиту в иллюзорную и теоретическую, т.е. я лишен возможности опросить его, как это было. Некий человек меня оговорил и на этом основании строится обвинительный процесс. Наши ходатайства о недопустимости подобных доказательств судом были отвергнуты. Кроме того, суд, несмотря на наши возражения, пошел на прямое и грубое нарушение моих прав, не предоставив возможности стороне защиты подготовиться к прениям, а приступив к ним сразу после исследования письменных доказательств", - сказал Рустам Джалилов.

Защита утверждает, что все обвинения в адрес фигурантов по делу о "Хизб ут-Тахрир" написаны под копирку.

"Гражданин Таджикистана со средним образованием очень подробно в своих показаниях рассказал о деятельности международной экстремистской организации, при этом используя в своей речи достаточно научные и академические обороты, например, рассуждая о "псевдоглубоком знании ислама адептами этой организации", о том, что "учение обращено к среднему классу". Причем допрос производился без переводчика, хотя есть сведения, что этот человек плохо знает русский язык. Его показания огласили. Мы убеждены, что свидетель подписал заранее написанные следствием показания", - заявила защита Джалилова на процессе.

У всех обвиняемых, проходящих по аналогичным делам, одни и те же свидетели и их не доставляют в суды, заявил Джалилов.

"Обвинение построено на домыслах и подтасовке фактов. Не подтверждено мое участие в собраниях. На основании чего делается вывод о том, что это было собрание запрещенной организации? Свидетели не утверждают, что я, Джалилов, участвовал в такое-то время в таком-то месте в собраниях какой-либо организации. Общение людей будь то в мечетях, на частной квартире может происходить по разным причинам. Это был месяц Рамадана, люди ходят в гости, куда приглашают и нуждающихся, студентов – это поощряемо религией. Мне не известны люди, которые давали против меня показания, я впервые о них слышу", - заявил Джалилов суду.

Шевченко: хранение запрещенных книг не является пропагандой взглядов

Главный редактор издания "Кавказская политика" Максим Шевченко, выступивший в качестве свидетеля защиты на процессе, охарактеризовал Джалилова как спокойного, уравновешенного человека, компетентного специалиста.

"Как журналист Джалилов общается с сотнями людей и не может знать, "кто есть кто", членский билет не спросишь. В мечети из тысяч людей невозможно выбирать по признаку непринадлежности к той или иной группе. Джалилов занимается правозащитной проблематикой, является законопослушным гражданином, верующим, ни в работе, ни в жизни никогда я не видел проявлений экстремизма в его высказываниях или поступках", - сказал Максим Шевченко

На вопрос прокурора, знает ли он о том, что книги с запрещенной символикой и сами являются запретными, Шевченко выразил недоумение.

"Я не очень понимаю, что такое книги с запретной символикой. Я противник выкидывания книг. Пропаганда не есть хранение, это не обсуждение на кухне, это отличается от исповедания взглядов и всяческого претворения их в жизнь", - сказал Шевченко, задав прокурору встречный вопрос, нужно ли следуя его логике, считать запрещенными исследования профессора Алексея Игнатенко об экстремистских организациях. На этот вопрос прокурор отвечать не стал.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями представителей следствия и обвинения в связи с решением по делу Рустама Джалилова. 

В конце 2013 года в Москве троим уроженцам Дагестана вынесены приговоры по обвинению в принадлежности к "Хизб ут-Тахрир" в виде взыскания в пользу государства штрафов. В ноябре 2013 года 30-летнему Расиму Каркаеву и 38-летнему Эфенди Кудаеву в размере 50 тысяч рублей, в декабре 2013 года - 34-летнему Магамеду Магамедову в размере 60 тысяч рублей. Они осуждены за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.282.2 УК РФ. 

27 января решением суда в Москве уроженец Дагестана Айгун Сулейманов, также задержанный в ноябре 2012 года, был признан виновным по ст.282.2 ч.1 УК РФ (организация деятельности экстремистской организации) и приговорен к выплате 140 тысяч рублей штрафа.

Гайтаев: квалификация уголовного дела юридически безграмотна

Адвокат Абусупьян Гайтаев, представляющий интересы Айгуна Сулейманова, а также фигурантов нескольких уголовных дел, в которых его подзащитным предъявлено обвинение в принадлежности к "Хизб ут-Тахрир", убежден в неправильной квалификации обвинительного заключения и называет ее "юридически безграмотной".

"Есть какие-то свидетельства того, что эти люди сидели за чашкой чая у кого-то дома и обсуждали положение на Ближнем Востоке. В самой квартире при обыске нашли какую-то литературу партии "Хизб ут-Тахрир". Но эти люди никого ни к чему не призывали. Ни одного слова нет об этой организации даже на кадрах оперативной съемки", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Абусупьян Гайтаев.

По его словам, он представляет интересы обвиняемых по нескольким делам. 

"Сейчас на стадии завершения... дело уроженца Дагестана Сурхана Ильясова, 1989 года рождения, а также уроженца Чеченской Республики Шамхала Касумова, 1987 года рождения. Оба обвиняются по ч.2 ст.282.2 ", - сообщил Абусупьян Гайтаев.

Гайтаев также сообщил, что по еще одному делу проходят четверо подозреваемых, двое из которых являются уроженцами Северного Кавказа (Сайпулла Курбанов и Тимур Мальсагов), двое других (Закриллохон Рахмонходжаев и Азизбек Инамов) – выходцами из Средней Азии.

"Их обвиняют по ст.278 УК РФ (Насильственный захват власти или насильственное удержание власти. – Прим. "Кавказского узла"). Это абсолютно неправильная, юридически безграмотная квалификация, где абсолютно ничего в действиях этих людей не указывает ни на какую попытку свержения строя и, несмотря на абсурдность обвинения, подследственным грозят серьезные сроки заключения", - сказал адвокат.

Абусупьян Гайтав отметил, что из общего "большого дела" в уголовное производство были выделены отдельные дела.

"Очевидно, нужна была подобная операция с большим количеством людей для имитации деятельности правоохранительных органов. Если правильно оценивать обстоятельства и доказательства по делу, нет оснований считать их участниками экстремистского сообщества и, уж тем более, обвинять в попытке подготовки изменения конституционного строя. Это очень серьезное обвинение, не имеющее под собою никакого реального основания", - сказал Гайтаев.

"Процесс по 278-й статье очень важен, а последствия от судебного прецедента по совершенно произвольно вменяемому составу преступления чреваты для всего общества, потому важен интерес к этому делу со стороны правозащитников и СМИ", - резюмировал Абусупьян Гайтаев.

Виталий Понамарев: дело "Хизб ут-Тахрир" является лишь частью интенсивно антимусульманской кампании

"Хизб ут-Тахрир" признана террористической организацией безосновательно, считает член правления международного "Мемориала", председатель комитета "Гражданское содействие", реализующего гуманитарные и просветительские проекты на Северном Кавказе, Светлана Ганнушкина. "За организацией не отмечено ни одного террористического акта. В ряде стран Европы она существует законно", – подчеркнула Ганнушкина.

"Абсурдные обвинения в адрес мусульман ставят под сомнение вообще беспристрастность всех судей. То, что происходит на Кавказе... постепенно переносится на остальную часть России", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" сотрудник ПЦ "Мемориал" Бахром Хамроев. Он добавил, что считает подобную политику губительной для любого государства.

Хамроев считает, что репрессии коснутся все социальные группы и профессиональные сообщества. "Борьба с экстремизмом всегда выгодна режиму. Любого человека можно взять и посадить, а формулировки найдутся", - сказал правозащитник.

"Московское дело о "Хизб ут-Тахрир", члены которой якобы готовили насильственный захват власти в России, является лишь частью интенсивно раскручиваемой... антимусульманской кампании, в рамках которой последователям различных исламских групп предъявляют те или иные сомнительные обвинения. Кампания сопровождается очевидными попытками манипулировать общественным мнением путем дезинформации, предоставляемой журналистам", - пишет руководитель программы ПЦ "Мемориал" по противодействию фабрикации уголовных дел об исламском экстремизме Виталий Понамарев в статье, опубликованной на сайте правозащитного центра 11 апреля 2013 года.

Гереев: в преддверии Олимпиады в Сочи федеральный центр усилил политику в отношении религиозных общин на Северном Кавказе

Представители Хизб-ут Тахрир проявляют в последние годы заметную активную деятельность в Дагестане и не только в этой республике, и представители власти до завершения сочинской олимпиады будут особое внимание уделять всем религиозным общинам, за исключением суфизма, считает директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев.

"Это меры предосторожности, которые российские спецслужбы принимают в рамках этого масштабного мероприятия. Аналогичные мероприятия в отношении представителей нетрадиционного ислама, но не такие масштабные, как в России, проходят и в других странах, в частности в Закавказье", - заявил  корреспонденту "Кавказского узла" Руслан Гереев.

По его словам, аналогичные процессы идут как в Дагестане, так и в других северокавказских республиках. "Хотя ранее представители организации, действуя на территории России, проявляли большую активность в Поволжье, Татарстане, а также в странах Средней Азии", - отмечает политолог.

По его мнению, проблема заключается в том, что Дагестан продолжает оставаться расколотым на различные политические общины. "И вот как раз-таки этим пользуются те, кто ищет возможность заполнить имеющуюся пустоту, расширить влияние на дагестанское религиозное общество, непосредственно на молодежь", - говорит Руслан Гереев.

Он отмечает, что Дагестан считается самой молодой республикой в России. "Конечно вопрос, касающийся того, сколько в Дагестане действует религиозных организаций, что они проповедуют, нуждается в тщательном изучении. Однако сейчас также немаловажен и вопрос, касающийся того, как государство контролирует все эти процессы. Пока мы видим, что эти полномочия возложены только на правоохранительные органы. Сегодня в Дагестане уже присутствуют, кроме Хизб-ут Тахрир, такие организации, как "Ат-Такфир валь Хиджра" , "Таблиги Джамаат" (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), "Асбат аль-Ансар", "Ихван аль-муслимин" и другие, кроме того, заметно усилились позиции шиитских религиозных представительств включая "Хезболлах", - сказал Руслан Гереев.

По его словам, в Дагестане функционирует также много христианских протестантских, католических организаций, деятельность которых запрещена государством, и проблема в том, что на сегодняшнем этапе государство не может организовать работу, выстроить молодежную политику.

"В Дагестане, пережившем в этом году смену власти, такая работа не проводилась прошлым руководством, а нынешнее еще не выработало твердую межконфессиональную концепцию взаимодействия в республике, и поэтому религиозных общин – организаций, стремящихся в регион, будет все больше и больше", - заключил эксперт.

Малашенко: до недавнего времени считалось, что на Северном Кавказе Хизб-ут Тахрир нет

Организация Хизб - ут Тахрир возникла более 60 лет назад на Ближнем Востоке, но сейчас о ней говорят в основном в привязке к Средней Азии, указывает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

"Действительно, сейчас организация там действует, там существуют ее ячейки и идет распространение", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Алексей Малашенко.

По его словам, организация получила распространение в России, когда "в основном речь идет о мигрантах, преимущественно из Узбекистана".

"Мнения об этой организации самые различные. Официально в России Хизб-ут Тахрир запрещена и признана террористической организацией. Аналогично в Узбекистане, там тоже говорят о том, что организация направлена на слом режима, на установление исламской власти и создание халифата. Да, действительно, эти люди говорят о том, что оптимальным вариантом для устройства мусульманского общества является халифат. Другой вопрос, какими путями этого добиваться", - подчеркивает эксперт.

Сами члены Хизб-ут Тахрир, говорит он, чаще всего говорят, что этого надо добиваться мирными целями. "Об этом можно прочитать - организация выпускает газеты, журналы. Поэтому мнение о Хизб-ут Тахрир у специалистов разное. Большинство людей, которые выражают собственное мнение, а не мнение органов власти, считают, что члены Хизб-ут Тахрир не экстремисты. Да, действительно, это радикальная организация, да, действительно, цели у нее такие, но они не Исламское движение Узбекистана, которое проповедует вооруженную борьбу. В Хизб-ут Тахрир считают, что упор нужно делать на пропаганду, чем они и занимаются",  - рассказал Алексей Малашенко.

По его словам, до недавнего времени считалось, что на Северном Кавказе Хизб-ут Тахрир нет, "потому что там свои группировки, джамааты, и для Хизб-ут Тахрир там не было места".

"С недавнего времени появилась информация о том, что Хизб-ут Тахрир туда постепенно приходит. Но, честно говоря, я не верю, что уже такое количество людей увлекалось Хизб-ут Тахрир, так как на Северном Кавказе, есть свои радикалы, свои люди, которые предлагают свои способы установления исламского правления. Кстати, далеко не все люди, которые выступают за "Имарат Кавказ", за какое-то исламское государство, ратуют за отделение от России. Есть и те, кто считает, что возможно следовать исламскому образу жизни и в пределах России. Это не сепаратисты", - убежден Малашенко.

Говоря о взаимоотношениях между представителями салафитов и Хизб-ут Тахрир, эксперт отмечает, что между ними действует конкуренция.

"Это конкуренция. Салафиты, действующие на Северном Кавказе, это свои люди. А мы еще знаем, что между исламскими радикалами по всему миру существует определенная конкуренция. Еще до сих пор не понятно, каким образом Хизб-ут Тахрир находит своих приверженцев на Северном Кавказе, когда там достаточно своих - внутренних идеологов, например салафитов. Этот вопрос нуждается в более глубоком изучении", - заключил Малашенко.

Представители разных течений ислама в Дагестане спорят о значении и деятельности Хизб-ут Тахрир

Большинство жителей Дагестана не имеют понятия, что из себя представляет организация Хизб-ут Тахрир, отмечает житель Дагестана, салафит Ахмед Султанов.

"Если брать религиозную точку зрения, то во времена Пророка не было партий, и этого, казалось бы достаточно для того, чтобы не воспринимать эту организацию. Для Хизб-ут Тахрир акыда (вероубеждение в исламе - прим. "Кавказского узла") не имеет значение, главное - объединение всех под общей целью. Эта цель, пусть и политическая платформа, но она объединяет мусульман и заключается, в создании единого для всех нас государства мирным путем", - соглашается с мнением Малашенко Султанов.

По его словам, представители организации борются за права мусульман, что также не расходится с задачами правоверных мусульман. "Таким образом, я могу сказать, что в контексте настоящего времени, когда мусульмане, как в нашей стране, так и по всему миру подвергаются дискриминации и давлению, задачи Хизб-ут Тахрир не противоречат общеисламским целям. И вообще, мусульмане сами по себе давно бы нашли общий язык - все козни между нами сеет государство и спецслужбы", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Ахмед Султанов.

Другой житель Дагестана, представитель суфизма Арслан Магомедов считает Хизб-ут Тахрир чуждой для республики сектой.

"Главное в идеологии Хизб-ут Тахрир - это партийные страсти и эмоции, которые вносят среди мусульман раскол. Для того, чтобы поклоняться Аллаху, не надо вступать ни в какие секты или партии. Адепты Хизб-ут Тахрир ориентируются на молодежь, чтобы под видом привлечения к исламу использовать ее для политических целей. Организация работает на радикализацию молодежи, особенно той категории лиц, которая, побывав в местах не столь отдаленных, становится враждебной государству", - высказал свое мнение корреспонденту "Кавказского узла" Арслан Магомедов.

Автор: Магомед Туаев, Карина Гаджиева; источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2016, 20:16

24 мая 2016, 19:52

24 мая 2016, 19:47

  • Наряд полиции обстрелян в Дагестане

    Несколько боевиков сегодня заминировали ретрансляционную вышку в Шамильском районе, а затем обстреляли наряд полиции, никто из полицейских не пострадал, сообщили источники в правоохранительных органах Дагестана.

24 мая 2016, 19:27

24 мая 2016, 18:37

Архив новостей