25 июня 2014, 04:50

Процессы по обвинению в попытке свержения государственного строя проходят в КЧР по одинаковой схеме, отмечают эксперты

Опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" эксперты сомневаются в обоснованности обвинений на прошедших в Карачаево-Черкесии процессах по делам о подготовке к насильственному захвату власти. В республике сложилась спокойная ситуация, заявляет журналист Мурат Гукемухов. Практика проведения подобных процессов имеет место с начала 2000-х годов, отмечает журналист Орхан Джемаль. Репрессивный характер правоохранительной деятельности в Карачаево-Черкесии может спровоцировать радикализацию несогласной молодежи, опасается исламовед Алексей Малашенко. 

Напомним, 19 июня Верховный суд Карачаево-Черкесии приговорил к лишению свободы на сроки от 6 лет 10 месяцев до 12 лет тринадцать фигурантов дела о подготовке к насильственному захвату власти. Сторона защиты в суде заявила о надуманности обвинения и невиновности подсудимых.

Дело подготовке к насильственному захвату власти было передано в Верховный суд КЧР в марте 2012 года. По версии следствия, Руслан Кумуков, Ислам Батчаев, Руслан Чагаров, Артур Узденов, Телеген Магулаев, Арсен Эльканов, Казий Узденов, Руслан Семенов, Артур Исмаилов, Расул Гаппоев, Шамиль Гаджаев, Марат Бытдаев, Артур Батчаев в 2008-2011 годах объединились в две экстремистские религиозно-военизированные группы. Сторона защиты в суде заявила о надуманности обвинения и невиновности подсудимых. По делу было проведено более 60 заседаний.

Гукемухов: ситуация в Карачаево-Черкесии стабильна

Обвинение в подрыве государственного строя, предъявленное сельским жителям, вызывает недоумение, отмечает журналист радиостанции "Эхо Кавказа" Мурат Гукемухов.

"Я не понимаю, что означает захват власти – это блокировать полицию, армию, пограничные войска? Для меня это загадка, и в чем смысл этого обвинения - я не знаю. Мне не понятно, как 13 человек могли свергнуть государственный строй? Это смешно звучит", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Мурат Гукемухов.

"Я не готов ни опровергать, ни выступать в защиту, может, они в чем-то были замечены, в чем-то участвовали, но, наверное, тогда им можно было инкриминировать соответствующие статьи УК, но свержение госстроя… такое ощущение, что арестовали не 13 человек, а 13 генералов армии, начальника генштаба. Последний раз госстрой свергал ГКЧП, а здесь, какими бы крутыми ни были 13 ребят, не уверен, что они могли такое осилить", - сказал журналист.

Гукемухов называет ситуацию в республике стабильной, "вступившей в фазу покоя". "Республика спокойная… у меня ощущение, что мы окончательно преодолели тот период, когда здесь постоянно кто-то кого-то терроризировал, что-то отбирал, ощущение, что мы вступили в фазу покоя. И я в последнее время не слышу возмущения со стороны людей, что какая-то банда негодяев, аффилированных с властью, кого-то третирует", - сказал Гукемухов.

Отметим, что это не единственный резонансный процесс в республике по делам, связанным с вооруженным противостоянием и обвинением в попытке свержения государственного строя. 

В настоящее время Верховный суд КЧР рассматривает дело 16 человек, обвиняемых в причастности к незаконному вооруженному формированию, которое возглавлял Ислам Узденов, убитый в ходе спецоперации в декабре 2011 года в селении Учкекен Малокарачаевского района КЧР. Дело находится в суде с августа прошлого года.

В ноябре 2011 года Верховный суд КЧР вынес приговор по уголовному делу в отношении 14 человек, обвиняемых в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и участии в НВФ. 11 обвиняемых получили реальные сроки лишения свободы - от 2 до 16 лет. В феврале 2012 года ВС России оставил в силе этот приговор.

Джемаль: методология обвинения в захвате власти в КЧР не меняется 15 лет

Практика обвинения религиозных групп в подрыве основ конституционного строя была заложена 15 лет назад и продолжает реализовываться по инерции, считает обозреватель газеты "Известия" Орхан Джемаль

В частности, он напомнил о деле "Салпагарова – Гочияева – Харатокова".

В 2002 году суд признал виновными в подготовке вооруженного мятежа в Карачаево-Черкесии трех жителей республики: Хызыра Салпагарова, Рамазана Гочияева и Эдуарда Харатокова. Суд, учтя все смягчающие и отягчающие условия, несмотря на требования обвинения приговорить всех троих к пожизненному заключению, назначил меру наказания: Х.Салпагарову - 19 лет в колонии строгого режима с конфискацией имущества, Р.Гочияеву - 23 года в колонии строгого режима с конфискацией имущества и Э.Харатокову - 15 лет в колонии строгого режима без конфискации имущества.

"Это дело было разбито на несколько более маленьких процессов, по которым пропускали группы по 6-15 человек. В тот период было осуждено около 50 человек. Дальше, несмотря на то, что никакой серьезной активности боевиков в республике не было, время от времени задерживали каких-то ребят и сажали их "под кальку". Как работали тогда, по той же методологии все происходит и сегодня", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Орхан Джемаль.

Журналист считает, что столь серьезные обвинения, предъявляемые обвиняемым по этим процессам, не имеют ничего общего с реальностью. "Да, есть религиозные группы в каких-то селах, которые задерживают, а затем "шьют" им свержение власти и сажают их. Довольно забавно, когда свергают власть какие-то крестьяне. Маргинальная юридическая система не владеет широким аппаратом приемов, потому идет по накатанной уже почти 15 лет", - заключил Джемаль.

Малашенко: давление на несогласных может привести к их радикализации

Репрессии против национальных и религиозных объединений могут способствовать обострению ситуации в республике, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, исламовед Алексей Малашенко.

"Если на этих ребят давить, на несогласные, диссидентские элементы, то это может привести к очень печальным последствиям", - сказал исламовед корреспонденту "Кавказского узла".

Он напомнил о Мусе Мукожеве (по данным силовиков бывший имам Кабардино-Балкарского джамаата, убит 11 мая 2009 года) и Анзоре Астемирове (по данным силовиков лидер вооруженного подполья в Кабардино-Балкарии, убит 24 марта 2010 года), которые одно время были на легальном положении.

"По-моему, власть и местная, и федеральная должна проявлять максимально такта и дипломатии. Я очень хорошо понимаю наших сотрудников МВД, ФСБ, им надо отчитываться, им надо бороться, но не дай Бог, если КЧР будет постепенно двигаться в сторону того, что было в КБР. Нужно предельное проявление ума и осторожности. Да, там есть разные люди, конечно, но метод "трамбовки" недопустим", - считает Алексей Малашенко.

В Карачаево-Черкесии нет особой активности исламских организаций, отметил эксперт. 

"Бурной исламской деятельности там нет, но КЧР - такая же часть Северного Кавказа, и если давить - то это пружина. Пока это все завязано на национализм – это не было страшно, но если постоянно давить, не учитывая те салафитские настроения, которые присутствуют... мы получим то, что уже получали в Кабардино-Балкарии, а федеральной власти это не надо", - заключил эксперт.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

01 июля 2016, 08:38

01 июля 2016, 08:29

01 июля 2016, 08:12

01 июля 2016, 08:07

01 июля 2016, 07:32

  • Полицейские получили отпор при попытке войти в дом активистки Егнукян

    Следствие приняло решение о приводе активистки «Фронта армянских женщин» Рузанны Егнукян, признанной потерпевшей в столкновении с полицейскими 24 марта в Ереване. Полицейские 30 июня попытались пройти без санкции суда для обыска в ее квартиру, но не были допущены в дом, сообщил "Кавказскому узлу" муж активистки.

Архив новостей
Все SMS-новости