09 февраля 2016, 22:55

Защита посчитала недостаточным оглашение письменных показаний свидетеля по делу Зиринова

В Северо-Кавказском окружном военном суде сегодня были заслушаны трое свидетелей и зачитаны показания еще двоих по делу депутата заксобрания Кубани Сергея Зиринова и его возможных сообщников, обвиняемых в незаконном хранении оружия, создании вооруженной группировки и убийствах.

Сергей Зиринов и его предполагаемые сообщники Эдуард Паладьян, Карник Асланян, Анастас Тильгеров, Амар Сулоев и Евгений Александрович обвиняются в бандитизме, убийствах и незаконном обороте оружия. Всего в деле фигурируют 10 человек, двое из которых – офицер спецназа ГУВД Москвы Дмитрий Сапожников и начальник охраны ЧОП "ВАН" Андрей Мирошников – в 2014 году были приговорены к 16 годам и 13 годам лишения свободы соответственно.

Перед началом судебного заседания стало известно о состоянии здоровья Амара Сулоева. По словам его адвокатов, 8 февраля Сулоеву сделали серьезную операцию, которая продолжалась 6 часов. Подзащитный находится в реанимации, давать оценку его здоровью пока преждевременно, сказал в кулуарах суда адвокат Александр Первачев.

Зиринов попросил суд вернуть в процесс адвоката Анну Ставицкую

После того, как судья Волков объявил заседание открытым, гособвинитель Коробейников подал ходатайство об оглашении письменных показаний не явившегося свидетеля Ларисы Заяц. У женщины на иждивении находится больная мать, что, по мнению прокурора, является «чрезвычайным обстоятельством».

Адвокат Роман Кржечковский заявил протест против ходатайства обвинения и напомнил, что согласно ст. 281 УПК РФ (оглашение показаний потерпевшего и свидетеля), чрезвычайным обстоятельством является стихийное бедствие, а не болезнь матери. Свидетель проживает в Анапе, и связь с ней можно установить в городском суде этого города с помощью видеоконференцсвязи, предложил он.

«Показания свидетеля Заяц – очень важны, у нас к ней масса вопросов» – отметил Кржечковский.

Суд удовлетворил ходатайство Коробейникова, но перенес чтение письменных показаний на вторую половину дня.

Сергей Зиринов в очередной раз потребовал возвратить в процесс своего адвоката Анну Ставицкую. Он напомнил суду, что на данной стадии процесса он уже не имеет возможности поменять адвоката, которому бы пришлось за три недели знакомиться с 90 томами уголовного дела, соответственно, профессиональную защиту он бы осуществить не смог.

Свидетель Сурен Мартиросян заявил о деловых отношениях с Зириновым

Суд постановил оставить без рассмотрения письменное ходатайство Зиринова, и в зал суда был вызван первый свидетель обвинения Сурен Мартиросян, житель села Гай-Кодзор, работник одного из центров армянской культуры.

Мартиросян сказал, что знает всех подсудимых. По его словам, Паладьян был водителем Зиринова, Александровича он видел в городе два или три раза, Асланяна видел с Зириновым в одной компании, Сулоева помнит по спортивным мероприятиям. Что касается Дмитрия Шолохова, тот, по просьбе Дмитрия Испирьяна, у него работал для зачисления трудового стажа, пояснил свидетель.

По словам Мартиросяна, с Зириновым его связывали деловые отношения: в 2002 году они вместе с Амбарцумом Эрияном создали Торговый Дом «Фанагория» и ООО «Анапапродторг». Основными их клиентами были санатории, дома культуры и отдыха, пионерские лагеря, в 2008 году бизнес решили закрыть, а базу продать, добавил свидетель.

Коробейников спросил об автомобиле «Дэу-Дамас», на котором, по версии следствия, перевозили трупы директора «Малой Бухты» Садовничего и его жены: «что он из себя представляет, и могли ли на нем Зиринов и Эриян выехать без разрешения Мартиросяна с территории базы».

Свидетель отметил, что микроавтобус маленький, 3 метра длиной и полтора шириной, колеса у него меньше, чем у «Жигулей», грузоподьемность не более 600 кг, и он «даже на бордюр не смог бы заехать, не говоря уже о езде по пересеченной местности». Кроме того, у этого микроавтобуса была сломана коробка передач, и «в двадцатых числах марта 2002 года он находился на ремонте».

С территории базы Зиринов и Эриян не могли выехать без его разрешения как директора, по крайней мере, охранники должны были об этом доложить, и «Фольксваген-Пассат» белого цвета, свидетель на территории базы никогда не видел, рассказал сторонам процесса свидетель.

Гособвинитель зачитал показания свидетеля, данные им на стадии предварительного следствия, где тот пояснял, что охранники базы Зиринова хорошо знали, и он как учредитель мог взять любую служебную машину. В суде его показания отличались, обратил внимание прокурор.

Мартиросян ответил, что следователь, вероятно, его неправильно понял.

Свидетель Андрей Сторчак рассказал о фиктивной сделке

Затем в зал суда вызвали Андрея Сторчака, директора компании «Союз-Континент».

В ходе ответов на вопросы прокуроров Сторчак рассказал, что в 1994 году купил машину «Мазда 626», пользовался ей семь лет, а зимой 2001 года продал некоему Александру Самулину, по расписке получил деньги, но переоформить документы не успел, так как покупатели куда-то пропали.

В 2009 году Сторчак, по его словам, написал заявление об утере номеров и утилизации машины. Каким образом его пропавшие номера оказались на «Фольксвагене-Пассате», найденном на месте покушения на казачьего атамана Нестеренко, и они ли это вообще, а не дубликаты, свидетель пояснить не смог.

Среди потерпевших по делу Зиринова – заместитель атамана Анапского казачьего общества Николай Нестеренко. В феврале 2013 года на него было совершено покушение, в результате которого был убит его водитель. По словам Нестеренко, построение бизнес-империи Сергея Зиринова проходило на фоне конфликтов с казаками и убийств руководителей предприятий. Зиринов утверждает, что не причастен к покушению.

Последним допрошенным свидетелем стал безработный Вячеслав Старостин, брат жены Амбарцума Эрияна.

Он показал, что Эрнест Мотосян ему известен в связи с тем, что в 2005 году Мотосян обратился к Старостину с предложением совершить фиктивную сделку: купить у него 1500 акций санатория «Малая Бухта» и сразу продать их в ООО «Варлоу». За это свидетель, живший тогда бедно, по его словам, получил около 200-300 долларов США.

«Вы понимаете, что сделка была фиктивной и противозаконной?» – спросила прокурор Барсукова.

«Нет, я этого не понимал», – ответил Старостин.

Свидетель Заяц сообщила об угрозе рейдерского захвата санатория

После допроса Сапрыкина перед присяжными были зачитаны письменные показания свидетеля Ларисы Заяц. В соответствии с ними, феврале 2002 года она была назначена тогдашним мэром Анапы Астапенко заместителем директора «Малой Бухты» Сапрыкина.

Астапенко, сообщила свидетель, на совещании якобы сообщил о рейдерском захвате санатория Сергеем Зириновым и отправил её и Сапрыкина противодействовать Зиринову. Однако Виталий Садовничий из-за угрозы жизни со стороны Зиринова уволил их из санатория, а затем бесследно пропал вместе с женой, зачитал прокурор.

В конце судебного заседания были зачитаны показания умершего свидетеля Рафаэля Петросяна. В частности, там было сказано, что Петросян в 2000 году взял у Салмана Набиева в долг 213 тысяч долларов США, а отдал только 10 тысяч рублей. Набиев считал, что эти деньги пошли в счет оплаты покупки новороссийского магазина у семьи Петросянов, и он «стал каким-то образом его собственником».

По поводу дальнейших судебных тяжб между его сестрами и Набиевым, Петросян на стадии следствия ничего не смог разъяснить, так как в семье его посчитали мошенником и предателем, и отстранили от всех дел.

Следующее заседание суда состоится завтра, 10 февраля.

"Кавказский узел" сообщал, что на заседании 2 февраля защита Амара Сулоева призвала суд срочно отпустить его из-под стражи для лечения онкологического заболевания. Суд назначил сумму залога за Сулоева в три миллиона рублей, в тот же день его семья перевела деньги на счет суда. 4 февраля подсудимый по делу Зиринова был отпущен из СИЗО в онкологическую клинику.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 июня 2016, 12:19

26 июня 2016, 11:24

26 июня 2016, 10:55

26 июня 2016, 10:15

26 июня 2016, 09:46

Архив новостей
Все SMS-новости